НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
Новая «Бессарабия» и ее союзники
Политика
Как и прежде, классики всегда правы в своих умозаключениях. Вот и слова Хомуция как всегда очень кстати и применимы они, как к «строителям», так и к «прорабам»… «когда-то через посредство музыки были слышны души музыкантов, сейчас же – видно содержимое их голов».

Наверняка всем известны знания и умения граждан Молдавии созидать и строить, в хорошем смысле этих понятий, а не на излюбленном «мкадовском» языке. Процесс и само понимание созидания у каждой группы граждан свой. Многие стили и теории этого сложного процесса перенимаются и заимствуются.

Таким образом, начиная с 2009 года, многие стали свидетелями построения и новой модели правления в Молдове. Под лозунгом европейской интеграции и нового «европейского мЫшленья» в Молдове начала вырисовываться так называемая «германская» модель правления, превращение в канцлерскую республику, но еще не федеративную.

После долгих, поистине «титанических» усилий Альянсу за евро удалось назначить себе президента, которому сразу же очертили поле его деятельности, а также лимит его действий. Урезанный парламент, ввиду неучастия оппозиции в его деятельности, превратился скорее в клуб по интересам и голосованию сугубо личностных законов и инициатив. Для того, чтобы «глава государства» не участвовал в «судьбоносных» мероприятиях, его отправляют в визиты…за рубеж. Например, в день государственного флага, ну кто же если не премьер-министр торжественно подымет самое большое знамя на «золотом» (по цене) шпиле. А «президент», тихо и мирно…подымет флаг, но там…за границей, кто его там увидит.

Несмотря на провозглашенный парламентаризм, законодательному «органу» также ограничили поле для маневра. Для корректировки курса в парламенте, ввиду отсутствия фракции ПКРМ, есть «мажоритарная» ЛДПМ. Ну, а коль либерал - демократы в парламенте «мажоры», так и действия подходят под само понятие этого слова. В ход идут все методы для продавливания через парламент «целевых» документов и законов, которые в краткосрочной перспективе привнесут «спокойное» житие и бытие, а долгосрочной «обезопасит» от нежелательных последствий всю структуру Альянса. В ход идут аргументы «европейской» направленности, такие как, например закон о недискриминации, «без которого невозможно «европейское будущее Молдовы».

Заметим, что такой абсурд был озвучен и при принятии закона об исламе, в абсолютной христианской стране. Ничего против ислама не имею, но эти законы вызвали целый шквал протестов и со стороны Церкви, и со стороны верующих. Новинкой для молдавского «электората» послужило и одобрения процедуры голосования «на расстоянии», то есть, за пределами страны, а следовательно и избирательного участка. Электорату предлагается голосовать на основе «специальных электронных чипов». То есть, можно с лихвой наштамповать этих чипов сколько душе угодно, а душа у альянса постоянно просит, и спокойно сидеть в парламенте до выноса на лафетах. Естественно, что это лишь несколько их «новшеств», применяемых Альянсом в Молдове. Список нововведений гораздо шире. 

Естественно, что у каждой «структуры» есть свой «пик». Ну и в «топе» всей этой, с позволения сказать, «конструкции» стоит «канцлер». Да, именно канцлер. Ведь если внимательно присмотреться к «работе» Альянса за евро, Молдова волей не волей изменила стиль правления на «германскую» модель. Именно от его, канцлера, видений и решений зависит и «согласие» в рядах Альянса, и поступление грантов, кредитов, которые, правда, распыляются в бездне правителей, но важен сам факт торжественного озвучивания. Именно «канцлер» взял на себя функции правосудия и так называемого «обеспечения порядка» в Молдове. Назначение «президента» - вооруженные до зубов бойцы спецподразделений, демонстрация 1 мая – полиция с автоматами, неугодные депутаты – уголовные дела. Коротко и ясно. И не дай Бог кому-то говорить, что в стране установилась диктатура.

При упоминании этого слова, молдавский канцлер хмурится и призывает ко всему готовых «европейских» чиновников, которые со «ступид америкэн смайл», ну с улыбкой в общем, говорят о «точном соблюдении европейских ценностей». Вот так, какие еще могут быть вопросы. За ширмой окон не видно, что большинство населения не согласны с проводимой политикой, что народ бросает свой очаг, и бежит, куда глаза глядят, что на пенсию уже не оплатить коммунальные расходы, что дети остаются без родителей, что шпиль, на котором установили флаг, стоит столько, сколько содержание 5 школ, что поля нечем обрабатывать… Главное гордо заявить о том, что за время пребывания в должности канцлера смог оплатить зарплаты, и забыть упомянуть, что финансы эти из кредитов и грантов, данных финансовыми структурами на развитие страны.

Понятно одно, пропасть между «элитой» (так они себя любят называть) и народом непреодолима. По крайней мере, становится ясно, что пути «элиты» и « электората» расходятся, и они будут все реже и реже соприкасаться, даже и на выборах. «Элита» создает для себя отдельных мир…государственные корпорации. И это не только в Молдове, было бы оно так, было бы на что уповать. Так везде – на всем постсоветском пространстве. И союзники уже и не союзники,  а так – средство для коротания времени и стерильных разговоров. Народ наивно верит в дружбу народов, в общие цели и задачи, в какое-то «воссоединение» какого-то «евразийского союза», в «поступательное решение вопросов сотрудничества специальными представителями…. и прочее, наспех надуманное. Все гораздо прозаичней и циничней.

Мы вступили в фазу так называемых идеологических войн и конфликтов, предназначенных для распространения какой-либо идеи «блага». Это «благо» можно обрисовать как угодно, под любым фаршем промосковским, прорумынским и т.п. Очевидно стало то, что обе идеи могут переплетаться таким образом, что «война», предназначенная для распространения идеологии, также укрепляет интересы распространяющей идеологию наций.

В дополнении к идеологической составляющей появляется так называемый гуманитарный конфликт. При гуманитарной составной, так называемая «политическая элита» утверждает, что сражаются не только за «национальный» интерес, и за распространение какой-либо идеологии, но и для - предотвращения чрезмерного человеческого страдания. То есть народ страдает, а для спасения оного назначается, покупается, привозится какой-либо «канцлер» в роли Данко. Эта модель применялась в Сомали, бывшей Югославии, Ираке, Ливии. Но более эффективно ее применение на постсоветском пространстве.

Применяется она всеми без исключения, как западными «союзниками», так и «соотечественниками» с Востока, так сказать с «Великого Материка». Только нюанс состоит в том, что «соотечественники» придумали себе некие «параметры соответствия», которые остаются за семью печатями. Любая активность в процессе интеграции  на фоне  сверх пассивности «интеграторов» воспринимается как «оппортунизм» и непродуктивное действие. В постоянных спорах о разных параметрах и перспективах теряется сама идея интеграционных посылов и желаемого результата. Неудачи интеграционных процессов, которые подпутаны большой армией «подвластных» рупоров, становятся бубнами, которые производят большой шум благодаря своей пустоте. Предпринимаемые некоторыми «союзниками» усилия на ложном пути множат заблуждения о правильном направлении поддержки той или иной интеграционной силы. И заблуждения эти касаются многих аспектов, включая и постоянного применения термина Бессарабия, в отношении Республики Молдова и, что самое цинично – теряется посыл и смысловая цель утверждения «особой ответственности России за свободу и достоинство всех зарубежных соотечественников». 

Андрей Бурачёв
03.05.2012

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Pmr.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006-2009 ©