НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
Пора определиться
Что стоит за «мясо-молочной истерикой» Белоруссии
Между Минском и Москвой вспыхнул очередной «скандал». На сей раз он связан с мерами, принятыми Москвой, которые премьер-министр РФ Владимир Путин квалифицировал как «протекционистские».

6 июня Главный государственный санитарный врач России Геннадий Онищенко объявил, что почти 500 наименований молочной продукции, производимой в Белоруссии, не соответствуют новому техническому регламенту, вступившему в силу в декабре 2008 года. Как заявил Онищенко, список будет расширен до 1500 наименований. Формально действия России правильны. Но власти не объяснили, почему они запретили ввозить белорусскую молочную продукцию только сейчас, хотя имели право это сделать еще в декабре. Поэтому внешне это выглядит как введение экономических санкций против Белоруссии, хотя такого в действительности нет. Тем более, что в настоящее время в Москве ведутся по этому поводу переговоры с Минском.

Однако, похоже, президент Белоруссии Александр Лукашенко не на шутку «рассердился». Начальник управления пограничного контроля Госпогранкомитета Белоруссии Иван Бондаренко сообщил, что Госпогранкомитет и Государственный таможенный комитет готовы в кратчайшие сроки, но только «в случае необходимости ввести на границе с Россией элементы таможенного и пограничного контроля». Вслед за этим глава Госдумы РФ Борис Грызлов решил призвать «руководство Беларуси определиться в выстраивании стратегических отношений с Россией». Затем свое слово сказал вице-премьер Сергей Собянин. По его мнению, белорусская сторона «излишне политизирует мясо-молочный вопрос и делает крайне некорректные заявления, что в целом осложняет ведение переговоров».

Так-то оно так. Да не совсем. «Нам самим нужно быть аккуратнее в высказываниях, - предупредил глава Правительства Владимир Путин. - Даже если мы считаем, что мы правы, то нужно знать, что мы говорим и где мы говорим, и проявлять сдержанность. Как бы то ни было, мы с Белоруссией - это единая семья. В семье могут происходить и ссоры, и скандалы, но все равно жизнь идет своим чередом, нужно работать».

Чем же все же раздражен президент Лукашенко? В своем последнем интервью он решил «раскрыть карты» своего диалога с Россией. «Москва задержкой выдачи Белоруссии последнего транша 2-миллиардного кредита наказывает Минск за нежелание идти на поводу у ее дипломатии, - заявил он. - Уже дошло до того, что приехали, сказали: будет Осетия и Абхазия - значит, будет 500 миллионов долларов. Вы знаете, мы не хотим «продавать» никакие вопросы и никакие позиции. У нас в истории этого не было и не будет. Мы решим сами этот вопрос».

Что же происходит и почему взаимоотношения между Москвой и Минском вновь перешли в «фазу нервозности»? На поверхности, помимо «мясо-молочной проблемы» все же лежит еще один факт: в белорусской экономике серьезно дают о себе знать кризисные явления. Это - во-первых. Во-вторых, фактически исчерпанным оказывается потенциал торгово-экономического сотрудничества, созданный в переходный период создания Союзного государства. Минск пытается заигрывать с Западом, искать там новых партнеров для сбыта своей продукции, угрожает, правда, пока только на словах, «отвернуться от России».

Любопытно, что, похоже, в Минске появляется несколько запоздалая рефлексия на рыночную Россию, ставшую действовать в условиях кризиса более жестко и прагматично. Дают о себе знать и существующие различия в законодательстве и экономической политике стран. (На этом, кстати, и «играет» Онищенко). В то же время «привязка» Белоруссии к единому экономическому пространству с Россией такова, что на ее долю приходится чуть ли не весь национальный товарооборот Минска.

Еще одна сторона проблемы. Белоруссия в настоящее время проводит программу приватизации своей промышленности. Но к этому процессу почему-то не подпускается российский бизнес, который, по определению белорусских властей, часто называется «олигархическим». В то же время горит «зеленый свет» для европейских компаний, которые, если и идут в Белоруссию, то во многом исходя из политических соображений. Москва, которая выдает в столь нелегкое кризисное время кредиты Минску, недоумевает. Более того, ведь Россия до настоящего времени держит низкие цены на газ и практически дотирует белорусских производителей, позволяя им вступать в серьезную конкурентную борьбу на своем же рынке. Поэтому в определенной части можно согласиться со спикером Госдумы Борисом Грызловым: Белоруссии необходимо действительно определиться - либо двигаться дальше по пути интеграции, проводить конституционный референдум и создавать наднациональные органы власти, которые будут иметь большие полномочия, либо переходить на обычный политико-экономический диалог.

Но в любом случае полноценно равноправным диалог Москвы с Минском никогда не получится. Как ни крути, а низкие цены на газ, российская нефть и особые условия поставки нужной Белоруссии продукции дают Минску ежегодно около четырех миллиардов долларов. Примерно половину своих товаров Белоруссия экспортирует в Россию – получая на том же молоке, по оценкам из Москвы, в год до миллиарда долларов. В то же время для того чтобы западный капитал пришел в Белоруссию, необходимы изменения всей политико-правовой и экономической системы, на которые официальный Минск не может решиться. Говоря иначе, и с Востока, и с Запада на Белоруссию давят с одинаковыми идеями реформаторского типа. Пора определяться.

Иван КИРСАНОВ
17.06.2009


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Pmr.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006-2009 ©